«Синяя синяя птица» как возможность побега в детство

Сказать, что мы возлагали большие надежды на «Синюю синюю птицу» Театра Наций — не сказать ничего. Фантазию по Метерлинку поставила ровно та же команда, что сделала наш любимейший спектакль «Всё о Золушке» Театра мюзикла — Олег Глушков сотоварищи. Но в случае с «Птицей» Дарья Ставрович и Сергей Боголюбский (группа «СЛОТ») занимались не переложением для театра чужой музыки, а выдали собственную партитуру. В целом она (в отличие от сочинения гениального мелодиста Паулса) получилась без претензий, но прекрасно ложащейся на безгранично прекрасный визуальный ряд работы сценографа Вадима Воли и художника по костюмам Ольги-Марии Тумаковой.

Описывать весь полет фантазии этого тандема не имеет смысла — это надо видеть. Можно лишь повторить информацию от постановщиков: они обещают встречу с полусотней сказочных персонажей и множество красочных локаций. Не преувеличили ничуть.

Даже если взрослый зритель абсолютно забыл себя подростка, и все проблемы главной героини по имени Матильда (Муся Тотибадзе / Дарья Макарова) от него невозвратно далеки, он навряд ли заскучает благодаря «картинке», наполненной деталями, которые считываются прежде всего поколениями X и Y. Эти флэшбэки настолько яркие, что момент узнавания по эмоциональному проживанию сравним, пожалуй, с эпизодом фильма «Амели», когда главная героиня подсовывает мсье Бретодо жестяную коробочку с сокровищами из его детства. Такие «секретики» равномерно разбросаны по всему повествованию — вслед за ними гарантированно проваливаешься в собственные детские переживания, как Алиса в кроличью нору.

Впрочем, «маркеров» для нынешних детей, конечно, тоже в избытке — наряду с собственно содержанием пьесы, которое намеренно упрощено для детей и схватывается ими на лету. Пожалуй, в постановке есть лишь одна сцена, наполненная понятным только взрослому зрителю юмором. Зато каким — категорически не рекомендуем опаздывать к началу второго действия. Но все условно взрослые шутки исходят из уст, простите, из клювов представителей класса птичьих, появление которых в антракте сопровождается неизменным ажиотажем со стороны детей — настолько яркие и невероятно живые костюмы на актерах. За этот ненавязчивый интерактив создателям отдельное спасибо — сделать селфи с пернатыми не удерживаются даже противники этого сомнительного фотожанра. А во время самого действия модная нынче иммерсивность, видимо, получилась неосознанно: по ходу пьесы героиня время от времени задает вопросы сама себе и… тут же получает на них ответы — от юных зрителей из зала. На премьерных показах «Синей синей птицы» такой ход событий для актеров был явно неожиданным.

История же о поисках героиней Тиль-брата (Павел Акимкин / Вадим Мичман) отсылают скорее не к оригинальному произведению Метерлинка, а к книгам Владислава Крапивина с его извечной темой потерянных детей и родителей и чрезвычайно трогательными отношениями между ними.

Вся пьеса (либретто Вадим Воля и Ольга-Мария Тумакова сочиняли вместе с Сергеем Плотовым, он же написал тексты песен) пронизана тонким чувством нежности к детскому миру, его хрупкости и страхом его утраты. С этой идеей как нельзя лучше сочетаются надувной костюм Медвежонка Тиделя и надувной же тиранозавр, зыбкость мира виртуальной реальности в одной из сцен и картонная птица, летающая над залом: чуть-что — и сдуется, чуть-что — и зависнет, чуть-что — и упадет.

В то же время путешествие Матильды показано динамично и увлекательно для детей, которые в каждом этапе приключениях героини видят очередной уровень компьютерной игры. Эта удивительная и опасная «бродилка», конечно, из дня сегодняшнего: как не остаться за черным зеркалом гаджетов навсегда, как выделить то, что действительно ценно и важно, как отказаться от маски (или «аватарки») и принять себя настоящего — все эти «обыкновенные чудеса» и постигает Матильда, отправившись в запутанный квест на поиски брата.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *